ТОП-темы
Главная » Стиль жизни » Персона » Анна Монд:»Всё в твоих руках, если ты хочешь чего-то добиться, то делай это»
Анна Монд:»Всё в твоих руках, если ты хочешь чего-то добиться, то делай это»

Анна Монд:»Всё в твоих руках, если ты хочешь чего-то добиться, то делай это»

Анна Монд, руководитель научных проектов в отделе токсикологии в компании Charles Rivers Laboratories Inc., молекулярный биолог по профессии, стартаповец, мама прекрасного сына Платона, фотохудожник, человек увлеченный и увлекающийся, крепко стоящий на ногах и верящий в себя. За свои 8 лет в Канаде сделала рывок  от курсов французского до административной руководящей позиции. 

Анна излучает особую энергетику, настроение, оптимизм. Слушая ее, по-настоящему веришь, что все возможно и каждый может достичь своей цели. Яркая, целеустремленная, заражающая позитивом и одновременно женственная и открытая. Мы говорим с ней о науке, исследованиях, о ее целях, достижениях, мечтах.

Наталия: Я рада, что мы знакомы и встречались очно, но все-таки очень хочу задать тебе кучу вопросов и самых разных. Как ты попала в Канаду и был ли это легкий путь?

Анна: Мечта уехать из России родилась в 16 лет. Я четко поняла,что буду жить в другой стране, не похожей на Россию. Mаму предупредила, что уеду, когда мне будет 26-27 лет. Она конечно посмеялась, т.к. в тот период я не знала ни одного иностранного языка. У меня была четкая уверенность, что язык не проблема, средства накоплю и уеду в ту страну, в которой будет комфортно. Не планировала замужество и семью, но в 22 года  вышла замуж и к своему 25-летию родила сына. И именно в этот момент мы с мужем начали иммиграционный процесс. Рассматривали два варианта: Канаду и Австралию, хотя в 16 лет я мечтала о Норвегии или Дании. Выбор пал на Канаду, точнее, на Квебек. В этой провинции была адекватная иммиграционная программа, плюс был похожий климат. Один факт — это французский язык, о котором я ни малейшего представления не имела. Уроуи с частным репетитором позволили вызубрить несколько фраз и пройти интервью. Но с французским у меня в тот период, откровенно, совсем не сложилось, а после интервью  о нем полностью забыла. Иммиграционный процесс был весьма длительным и занял три года. Основным заявителем была я, т.к проходила по профессии и по возрасту.

Наталия: И Шербрук тоже был заранее выбран или это случайность?

Анна: Моя специальность после университета — Пищевая технология, была в списке приоритетных и востребованных для иммиграции профессий. А Квебек одна из развитых провинций в сельскохозяйственной отрасли.  Шербрук — это тоже осознанный выбор, тут жили знакомые и поэтому мы как-то сразу нацелились именно в этот маленький городок, чтобы в самом начале спокойно адаптироваться к новой жизни. Конечно, Шербрук — маленький город, всего 150 тысяч населения и одна главная улица. Это немного смущало, особенно после 15-миллионной Москвы.  А вот климат обрадовал, особенно, когда приехав в конце марта 2012, нас тут встретила жара. Но это была аномалия, в чем, собственно, мы и убедились впоследствии.

Наталия: За три года подготовки к переезду в Канаду ты наверняка выучила язык?

Анна: О нет! Выучила тридцать фраз для интервью и забыла полностью даже как меня зовут. Приехав в Шербрук, абсолютно не знала ни французский, ни английский язык, что в принципе и повлияло на мой выбор идти в университет.  

Наталия: И ты решила поступать в университет? Без знания языка?

Анна: Я быстро поняла, что без языка далеко не уедешь, а в сежеп на францизацию мне не хотелось идти. Поэтому через месяц после приезда заполнили анкеты в университет на программу по изучению французского языка. Ты знаешь, я человек интуиции, она мне очень сильно помогает в жизни. И универ был абсолютно правильный выбор. Учила язык с нуля, интенсивная 4-х месячная программа. И оно того стоило.  Это был интересный путь преодоления языкового барьера, адаптации и восприятия себя в другой стране.

Наталия: Ты собиралась учиться по своей же специальности или захотела выбрать новую?

Анна: Наверное я бы не сменила профессию, но когда мой диплом о высшем образовании с отличием не был оценен здесь, да еще и оказалось, что  я должна два года доучиться, добирать курсы, чтобы подтвердить бакалавриат. Вот тогда-то я и приняла решение полностью поменять профессию. К тому же, многие мне говорили, что в Канаде ты можешь начать все с чистого листа и делать то, что ты хочешь и любишь делать.

Наталия: Что ты выбрала?

Анна: Я очень разносторонний человек, меня многое интересовало, но я выбрала три вещи. Меня интересовали: политика, наука, а именно, искусственное оплодотворение, и биоинженерия. Полагая, что большинство из моих курсов по российскому диплому могут засчитать, выбор был также определен и этим. С биоинженерией не сложилось, все-таки математика и сопромат — не моя сильная сторона, хотя мама у меня профессор математики. Но генами математическими она со мной явно не поделилась, а вот мой сын — просто гений в математике.

Наталия: А политика?

Анна: Друзья мне сказали, что если ты знаешь языки (французский и английский), у тебя есть связи, ты любишь учавствовать в публичных дебатах, знаешь историю и культуру страны, то можно идти без проблем. Однако, не имея ни одного, ни второго, мечта быть политиком временно отложена. Пока набираю опыт, а в политику можно прийти и без политического образования. Хотя уже сейчас у меня есть несколько знакомых депутатов, я стараюсь участвовать в общественной жизни города.

Наталия: Значит молекулярная биология случилась методом исключения?

Анна: С самого начала жизни в Канаде размышляла о работе в области искусственного оплодотворения. В одной монреальской клинике по  искусственному оплодотворению мне сказали, что для того, чтобы у нас работать, тебе нужен бакалавриат по биологии и курс по эмбрионологии в МакГилл и тогда мечта станет реальностью. Так я и пришла в молекулярную биологию.

Наталия: С выбором понятно, но ведь достаточного уровня языка у тебя не было? Откуда взялась такая смелость или уверенность, что ты потянешь университетскую учебу?

Анна: Да, я была очень амбициозна в этом плане. Себе говорила, это круто получить высшее образование в другой стране, на не родном языке. А язык на момент поступления в университет я изучала всего лишь четыре месяца. Первая же сессия была веселой, взяв по неопытности сразу четыре предмета, от одного курса отказалась в середине сессии, другой сдала, но слабо сдала, зато два других предмета сдала, хотя и не на уровень «А».  Это была пробная сессия, но я поняла, что нет ничего невозможного и пошла дальше. Кстати, на французском бегло заговорила уже после четырех месяцев проживания в Шербруке, хоть и с жутким акцентом и ошибками. Помогло активное участие в жизни города и  волонтерские мероприятия. Зато языковой барьер был сломлен, я перестала переводить и начала говорить.

Наталия: Помогли шербрукуа?

Анна: Да, ты знаешь, они очень толерантные и очень открытые люди, доброжелательные, отзывчивые. Очень люблю Шербрук и Эстри за это. Помнишь я в начале говорила, что не очень понравился город, мне показался деревней, хоть это и так на самом деле. Но буквально через полтора года я уже была влюблена в Шербрук и решила, что буду делать все возможное, чтоб остаться здесь, в этом городе. Все-таки два больших университета и четыре колледжа, это особое сообщество. Не хватает  культурных мероприятий, театра, фестивалей. Хотя за восемь лет очень много изменилось и всего стало гораздо больше. Культурная среда процветает.  

Наталия: Ты очень целеустремленный человек?

Анна: Я всегда иду к цели и у меня всегда есть план А и план Б. Сложности меня не останавливают. Второй семестр в университете дался непросто, попалась сложная работа в команде, когда мой уровень языка мне ставили, как бы в укор. Но в этот момент меня поддержали преподаватели и я сдала пять предметов  второго семестра. На средний бал, но сдала. Сказала себе: значит я могу и сделаю!

Наталия: Иммунология – твоя любимая отрасль?

Анна: Летом, в конце первого года учебы был курс иммунологии. Я влюбилась в этот предмет, в эту науку. Я попросилась к профессору на волонтерскую практику в его научной лаборатории, где мне весьма понравилось, так мне и захотелось заниматься наукой. Одновременно я хотела понять: лаборатория — это мое или нет. У профессора были исследования по иммунологии раковых опухолей, это был мой первый опыт и первая научная практика.  Все было в новинку, очень интересно, наука затянула, наука нравилась.

Наталия: Ты параллельно с учебой еще и работала?

Анна: Да, я много писала писем и искала место в научных группах, благотворительных и волонтерских проектах. В итоге вышла на нашу соотечественницу, которая вела проект по радиологии, чем я и стала заниматься. Параллельно с учебой в течение полутора лет я вела проект, который она мне поручила.

Наталия: Я знаю, что параллельно с этим ты еще и занималась общественной деятельностью. Какой?

Анна: Вместе с двумя энтузиастками создали сообщество русского языка в Шербруке, проводили много культурных мероприятий для взрослых и детей (2013-2014 гг.). Чуть позже меня выбрали вице-президентом культурного сообщества Эстри, я стала членом совета администрации сообщества. Отличный опыт, который принес много хороших знакомств и расширил круг моих друзей. Первый год жизни сообщества был весьма насыщен, костяк активистов — человек шестьдесят. Отмечу, что несколько семей старожилов всегда помогают всем новеньким и открыты для общения. За что им огромное спасибо. Кстати, деятельность в сообществе мне даже помогла стать переводчиком с французского на русский в некоторых официальных инстанциях Шербрука для новоприбывших семей.

Наталия: Значит ли это, что любой человек, приехавший в иммиграцию, неважно куда в Канаду, или в Россию, может чего-то добиться, если хочет?

Анна: Да, если у тебя есть определенная цель, ты позитивно настроен и уверен в себе, ты действительно хочешь достичь определенных вершин, не ноешь и не жалуешься на тяготы судьбы, то да, все обязательно будет. Приведу тебе пример, как я нашла место в детском саду для сына по приезду сюда, хотя все в один голос мне твердили, что это просто невозможно и нужно ждать места несколько лет и записываться еще до рождения ребенка. Я просто приготовила карточки со своими именем, адресом и телефоном и пошла по всем садикам, оставляя эту карточку, так как я совсем не говорила на тот момент. И представь, через полтора месяца мне позвонили и место нашлось в большом детсаду. Это была невероятная удача или уверенность, что так и должно быть, но факт, что место было наше (мамы меня поймут).

Наталия: И как Платон адаптировался во франкоязычной среде?

Анна: Отлично! Сын так быстро впитал в себя новый язык, что мы переживали, что он потеряет русский. Для нас  это большая ценность — сохранить родной язык. Сообщество русского языка в городе позволило в свое время встречаться детям и взрослым и поддержать общение на руском языке.

Наталия: А насколько большая русскоязычная община в Шербруке?

Анна: Где-то 350 человек. Знаешь, я вела театральную студию, мы ставили спектакли с детьми и со взрослыми. Очень все удачно было. Были идеи о создани  русской воскресной школы, но у нас в Шербруке не сложилось. Я очень рада, что мы ездим в Монреаль в русскую школу Грамота. За один год обучения прогресс очевиден, Платон стал писать и читать значительно лучше.

Наталия: Что для тебя важнее всего в воспитании сына?

Анна: Понимание, дружба и быть с сыном на одной волне. Я не мама-наседка, я очень люблю своего сына, очень много времени занималась его развитием, образованием, но излишней опеки не приемлю.

Наталия: Сформулируй кратко, что такое молекулярная биология.

Анна: Это наука о клетке, о жизни клетки животного и растительного происхождения, обо всех клеточных процессах, выработке белков, о РНК и ДНК, список бесконечен, это великая и увлекательная, постоянно развивающая дисциплина. 

Наталия: Вирусы, бактерии – это тоже молекулярная биология?

Анна: Вирусология — это маленькая часть великой биологии. Бактерии – это предмет микробиологии и это тоже подтема молекулярной биологии. Я проходила трехнедельный стаж по вирусологии по ВИЧ-инфекциям в одной университетской лаборатории. Крайне интересно и мне нравилось, но я все-таки не очень усидчива для экспериментов, и, как выяснилось позже, и для работы в лаборатории. Нейронная биология и генетика — еще мои два увлечения наукой. Эти темы мне очень интересны, они захватывают. Каждые два-три месяца есть какие-то революционные открытия, которые просто переворачивают предыдущие представления.

Наталия: А после университета ты продолжила заниматься иммунологией?

Анна: Я начинала с иммунологии раковых клеток, а затем я ушла в сторону раковых опухолей в радиологии. Это был один из моих научных проектов, который  посчастливилось представлить на конференциях в Нью-Йорке и на Гавайских островах. Также я работала в госпитале в отделении радиологии и ассистентом  по научным исследованиям и разработке некоторых научных проектов. Это была разработка бимодельных молекул, имеющих одновременно две функции, проявляющихся  в радиологии и флуоресценсии, т.е. выявление опухоли с двух источников. Идея весьма  интересная для увлеченных людей.  

Полный текст интервью смотрите по ссылке.


Автор интервью: Наталия Шафоростова, Монреаль
Фотограф: Наталия Сартисон

About LaLaFemme

La la femme - женский клуб Монреаль - Квебек - Канада

Ответить

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликован.Помеченные поля обязательны к заполнению *

*