ТОП-темы
Главная » Семья и отношения » Обо всем » «После рождения дочери моя карьера в Les Grands Ballets только началась»
«После рождения дочери моя карьера в Les Grands Ballets только началась»

«После рождения дочери моя карьера в Les Grands Ballets только началась»

Мы встретились в большой светлой студии с высокими потолками – я, Аня, ее муж Саша, Наташа, наш фотограф, и мирно спящая в углу дочка. Как оказалось, после ее рождения в семье Ани и Саши карьера балерины в престижной компании Les Grands Ballets Canadiens de Montréal только началась. О своей жизни, о балете в Канаде, о том, как работают Les Grands Ballets, о правде и мифах балета —  в нашем интервью!

Оля: Какой он, путь балерины? Какие мечты, страхи и сомнения встречаются по дороге? Нам интересно всё!

Аня: После хореографической школы в Харькове мне очень хотелось куда-нибудь поехать. Все знакомые дети уезжали, а у моих родителей не было возможности отправить меня заграницу. И это стало моей мечтой. Мой педагог предложил мне поехать в Каир, в Египет — был контракт в Cairo Opera Ballet Company. Я воспользовалась возможностью. Сейчас, оглядываясь назад, я не понимаю, как родители отпустили меня – мне было всего 18.

Я уехала в Каир и танцевала там 4 года. Это немало, за это время ты уже начинаешь понимать культуру и язык, общаться с людьми. 4 года оказалось довольно долгим сроком для этого города – всё-таки, слишком далёкая от нас культура. Но сейчас, оглядываясь назад, на какое-то время я бы туда с удовольствием вернулась – солнце, море…

В Каире случилось важное событие – мы начали встречаться с Сашей. Что удивительно, мы знали друг друга со школы, но наши пути пересеклись именно там.

После Каира мы подали заявку в маленькую компанию, Atlantic Ballet Theatre of Canada, отправили им видео. Нас пригласили в Монктон (Нью-Брунсвик), где мы и остались на следующие 10 лет. В то время мы танцевали вместе с Сашей. Но в какой-то момент ему надоело, и он решил переквалифицироваться.

Компания была очень маленькая. А это совсем другая энергия, совсем другая манера работы. В больших театрах огромные штаты – это целый мир. Мне там нравилось — для меня ставили балеты, прекрасная природа вокруг, очень теплая обстановка, появилось много друзей. Единственное, чего мне не хватало – культуры, красоты.

Мы прожили в Монктоне немало – почти 10 лет. Однажды мы стали задумываться о детях. Мне очень долго казалось, что после рождения ребёнка я больше не смогу танцевать, что должна буду быть дома, воспитывать, заниматься семьёй. Потом родилась наша дочка, Катюша, и полностью перевернула представление о том, что с ребёнком жизнь должна остановиться. Оказалось, что совсем наоборот – мобилизует и позволяет больше мечтать.

Надо сказать, что мне всегда очень хотелось попасть в большую труппу перед тем, как я закончу карьеру. На тот момент мне казалось, что она уже близится к завершению. Потому что часто слышишь, что после тридцати балерины уже заканчивают танцевать. Действительно, чем ты взрослее, тем сложнее найти работу в большой престижной компании.

Саша: Ты этого больше боялась, чем действительно сталкивалась в реальности. На самом деле это один из предрассудков.

Аня: Да, если ты в хорошей форме и хорошо работаешь, если видны перспективы, то возраст в паспорте неважен.

Наташа: Мне кажется, это еще очень характерно для стран бывшего СССР – после 30 как будто дорога к пенсии начинается.

Аня: Да, когда я разговариваю с родителями, они себя считают уже людьми в годах. А здесь смотрю на людей в таком же возрасте – они только расцветают, ведут активную жизнь.

Саша: Если брать балет, то в 30 лет ты только начинаешь действительно осознавать, что ты танцуешь, начинаешь что-то понимать, приходит зрелость. В ранней молодости ты скорее танцуешь на автомате, как тебе сказали, это ещё не твой собственный танец.

Аня: В этом прелесть состава, в котором есть и молодые танцоры, и более старшие, очень хороший обмен получается.

Оля: Расскажи, как исполнилась ещё одна мечта, работа в большой компании?

Аня: Я всегда Саше говорила: «Хочу работать в большой компании, очень хочу!». И однажды он собрал всё моё портфолио и отправил в две компании. Я получила ответ из Монреаля. Это было неожиданно и невероятно! Когда 10 лет проработаешь в одном месте, кажется, что ты там навсегда. Помню, что в то же время, когда я получила письмо, подошёл момент продления контракта с компанией в Монктоне – это происходит ежегодно. Директор расстроился, разругался. Но по-доброму, у нас всегда были хорошие отношения. Просто подошёл новый этап.

Мы приехали на машине в Монреаль, я пришла на урок и в тот же день получила приглашение в труппу. Фактически, не было никаких прослушиваний.

Оля: Всем, кто не занимается балетом профессионально, очень интересно – что такое работа в балетной компании? Как работает «балетный офис»?

Аня: В этой компании мы работаем пять дней в неделю, рабочий день начинается в 9.30 утра. Мы приходим пораньше, около 9, чтобы приготовиться и разогреться. В 9.30 начинается урок –артисты встают к станку, делают комбинации, которые даёт педагог. Это обязательная часть дня, когда собираются все артисты. После урока идут репетиции, это уже зависит от спектакля, над которым мы работаем. Сейчас, например, это Щелкунчик, он будет в декабре. Я выросла на классике, для меня это самый близкий стиль, получаю огромное удовольствие от работы над этим спектаклем. Много роли, нужно много учить, но это всегда интересно.

Оля: А сколько спектаклей может быть в подготовке одновременно?

Аня: Здесь такая система. В сезоне четыре-пять спектаклей, и готовятся они поочерёдно. Например, мы только что закончили с Ромео и Джульеттой, готовили весь сентябрь и первую половину октября. Потом три недели — спектакли. Только после этого начинается подготовка к следующему балету, всё идёт блоками. В этом отличие от советской школы балета, в которой я выросла – мы могли на одной неделе готовить четыре разных спектакля. Сегодня — Лебединое, завтра – Жизель, потом опера и т.д. Я помню, после школы давали один день выучить что-нибудь из балета, и сразу ставили, мы выпрыгивали буквально на сцену. Стоишь, смотришь, что другие делают, и сама это танцуешь.

Оля: Как ты в целом сравнишь две балетные школы – советскую, в которой ты выросла, и канадскую?

Аня: Здесь нет такой «армии в юбке», как у нас. Я вижу в классе, как занимаются канадские и американские артисты – подход очень сильно отличается. Например, растяжка. В Ураине нас растягивали через боль и слёзы. Здесь более мягкий и, я бы сказала, медленный подход. Пилатес…Чтобы мышцы раскрывались так, как они раскрываются, постепенно. В этом есть своя прелесть, процесс приятнее, результаты тоже достигаются. Я воспитана на более жёсткой школе, конечно. У меня папа спортсмен, занимается лёгкой атлетикой. У меня есть ещё две сестры, мы все в балете. Когда мы были в балетной школе, он выводил нас на стадион и там растягивал, чтобы мы не плакали. Мама никогда не могла на это смотреть, убегала. Сейчас я ему очень благодарна за это – немногие родители так делают! Но никогда не могла ему об этом сказать…

Читать интервью полностью…

Автор: Ольга Плахова, Lalafemme, Монреаль

 

 

 

IMG_2754 web

 

Фото: Наталия Сартисон, фотограф ART Sartisson Studio, Монреаль

Facebook

 

 

 

Образ: Арина Извекова-Соловьёва —  визажист в RachelShultzCosmetiques, Монреаль

Facebook

 

About LaLaFemme

La la femme - женский клуб Монреаль - Квебек - Канада

Ответить

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликован.Помеченные поля обязательны к заполнению *

*